Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:
  • 153000, г. Иваново, пер. Мархлевского, д. 17, пом. 18
  • +7(930)344-01-44
  • info@abif.ru

Тяжесть проступка – оценочное понятие, о котором нельзя забывать

17.08.2023

Количество просмотров: 364

Судебной коллегий по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрена кассационная жалоба гражданина Клеянкина Д.П. (далее также работник).

Суть спора. Клеянкин Д.П. работал в Обществе в должности инженера проектной бригады. В ходе осуществления трудовой деятельности работник получает задание, которое, по его мнению, не входит в перечень его должностных обязанностей. Ссылается, что задание не соответствует направлению деятельности подразделения Клеянкина Д.П. О данном факте до истечения срока исполнения задания работник уведомляет работодателя. Последний не соглашается с позицией работника, указывая на тот факт, что выданное задание соответствует профилю бригады Клеянкина Д.П. и для его выполнения предоставлены все необходимые инструменты. Работник не исполнил данное задание и был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора.

Далее, Клеянкин Д.П. получает новое задание от работодателя, которое также им не исполняется, поскольку подобной работой он не занимается.

После чего приказом руководителя Общества Клеянкин Д.П. уволен по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

На основании изложенного работник обратился в суд с иском о признании приказов незаконными, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований, в частности, указав, что работодателем при наложении на Клеянкина Д.П. дисциплинарного взыскания в виде увольнения учтена тяжесть совершенного работником проступка и его предшествующее отношение к труду, поскольку Клеянкин Д.П. с начала 2021 года неоднократно без уважительных причин уклонялся от выполнения своих трудовых обязанностей, которые ввиду этого распределялись другим работникам, имеющим собственные задания.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, судебный акт оставлен в силе. Кассационная инстанция оставила без изменения судебные акты.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с выводами нижестоящих судов и, ссылаясь на ч. 2 ст. 21, п. 5 ч. 1. ст. 81, ч. 1, 5 ст. 192 ТК РФ, п. 23, абзацы 2, 3, 4 п. 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», п. 5 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам, связанным с прекращением трудового договора по инициативе работодателя, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 9 декабря 2020 г., а также на основании положения ГПК РФ указала на следующее:

  • вывод суда первой инстанции о том, что при наложении Обществом на Клеянкина Д.П. дисциплинарного взыскания в виде увольнения учитывалась тяжесть вменяемого ему в вину дисциплинарного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, не мотивирован и не подтвержден материалами дела;
  • суд апелляционной инстанции ограничился лишь цитированием вывода суда первой инстанции о том, что работодателем при наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения учтена тяжесть совершенного истцом проступка и предшествующее отношение к труду. Между тем в апелляционной жалобе работник приводил доводы о том, что за все время его работы (с 2009 года) в Обществе он ни разу не был привлечен к дисциплинарной ответственности, на него составлялась характеристика, в которой руководителем подразделения его работа оценена как аккуратная и быстрая, ему неоднократно выплачивалась премия за высокие показатели труда;
  • суд кассационной инстанции указанные доводы также оставил без внимания, допущенные судебными инстанциями нарушения норм материального и процессуального права при разрешении исковых требований Клеянкина Д.П. не выявил и не устранил.

Вместе с тем суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными. Они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом, со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости.

СК по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила судебные акты нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение, указав, что при новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права, требованиями процессуального закона и установленными по делу обстоятельствами (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2023 г. № 5-КГ23-29-К2).

Трудовые конфликты не редкое явление, и иногда кажется, что их разрешение не требует специальных познаний. Относительно рассматриваемой ситуации можно сказать, что и она не нова, существует её конкретное правовое регулирование и обширная судебная практика. Однако, несмотря на это, споров меньше не становится. Отчасти это связано с тем, что стороны трудового конфликта забывают о наличии в трудовом законодательстве оценочных понятий, к которым относится тяжесть совершенного проступка. При определении «тяжести» необходимо учитывать все обстоятельства конкретной ситуации и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Каких-либо шаблонов в таких ситуациях не существует. И помните, что любое наказание должно быть соразмерно проступку.